Меж двух списков

Меж двух списков

Теперь они составляют друг на друга списки. Инициатива, как обычно, исходит от профессиональных патриотов. Они всегда начинают — и никогда не выигрывают. Появляется, допустим, некий Русский народный трибунал. Принцип простой: вот евреи сохранились в рассеянии, потому что у них есть свой Бет-Дин — суд над изменниками. Мы должны стать евреями и даже хуже (вечный принцип профессиональных патриотов — сделаться ужаснее врага): нужно составить список людей, ведущих подрывную деятельность против русского народа, и предупредить их об ответственности за таковую. Первый эскиз расстрельного (или пока предупредительного?) списка обнародован на сайте под названием «Нигилист» (Обзор публицистики русского сопротивления; кому сопротивляются русские сопротивленцы — не уточняется). Названы 50 человек; дописывания и комментарии приветствуются. В числе наиболее заметных русофобов — Николай Сванидзе (без этого нельзя ж), Познер, Андрей Колесников (не коммерсантовский, а известинский), въедливый публицист Шнирельман и ряд других разоблачителей расовой чистоты.

Этот список, видимо, оказался последней каплей, переполнившей чашу терпения русской демократии. Марат Гельман в своем блоге приступил к составлению «Черной сотни» — списка русских националистов-ксенофобов. У него сотня набралась легко — то ли потому, что ярких ксенофобов больше, то ли по причине традиционной еврейской дотошности. Список открывается Александром Аратовым (главный редактор газеты «Русская правда»; никогда не читал) и закрывается Виктором Якушевым (бывший председатель НСС; что такое НСС?! Яндекс выдает «Нижегородскую сотовую связь»). Из персон сколько-нибудь заметных наличествуют Сергей Бабурин, Александр Баркашов, Владимир Жириновский, Альберт Макашов и Дмитрий Рогозин.

Ну хорошо, вот они их составили, и что дальше? Это единственный вопрос, который меня серьезно занимает. Гельмана, если верить его блогу, уже пригласили в Общественную палату. Нигилистов, наверно, тоже пригласят — палата у нас толерантная. На список Гельмана написали страницы три комментариев — обиженные националисты требуют, чтобы их обязательно включили, упрекают, что его списки — расстрельные. Классический метод русских националистов: требовать расстрела для остальных, но при этом все время утверждать, что они самые бедные. К нигилистам пока с претензиями не бегут (наверно, их намерения представляются более серьезными), но желающих попасть в их списки тоже много. Непонятно ведь пока, в какие списки лучше попадать. Либо националисты придут к власти и перестреляют всех космополитов, либо у космополитов останется время убежать, и тогда они получат кафедры по всей Лиге Плюща.

Для меня давно не тайна, что русский народ не монолитен. Народа уже два (как бы даже не три), об этом говорили многие, от П.Сорокина до М.Розановой, но самое обидное: они уже категорически не могут сосуществовать. Если славянофилы и нигилисты могли здороваться при встречах и вместе пить чай, то две черные сотни-2006 ведут прицельную войну на уничтожение. Их не устроит ни один вариант русского развития, если противник остается в живых. Либо мы — либо вы; ничто, кроме физического уничтожения народа-2, не катит. Ужас в том, что победивший народ будет по определению ущербен и вновь займется поиском вероятного противника; даже оставшись в расовой чистоте (еврейской ли, русской), немедленно начнет дробиться, созидая врагов уже из собственной среды: потому что ничего другого не умеет. Пока не перестреляют друг друга до полной монолитности.

С этими списками можно ходить в Общественную палату, ООН, Страсбургский суд или тайный союз сионских мудрецов — результат будет тем же. Лично я с удовольствием попал бы в оба (и после выхода очередной книжки, как раз посвященной русско-еврейскому конфликту, наверняка попаду). А окажись я той самой властью, к которой оба составителя апеллируют в надежде завербовать союзника, — тщательно ознакомился бы с обоими списками и выслал из страны как составителей, так и списочный состав. И «националистов», и «космополитов» — по полной программе: ни те, ни другие не имеют отношения к коренному населению России и желают лишь по очереди эксплуатировать его. И симпатичный мне Гельман, и неведомый НСС, и прелестный Бабурин, и иже с ними давно должны покинуть пределы этой несчастной страны, которой они навязывают никому не нужные проблемы. Евреи должны убраться в свой Израиль, так называемые профессиональные русские (они же арии) — в свою Гиперборею, которой нет на карте, но идеальным кандидатом на ее роль мне представляется Норвегия; забыть их всех как страшный сон и спокойно приступить к госстроительству. Осуществлять его должны оставшиеся после составления обоих «расстрельных списков». Рулить же освобожденной Родиной достойны только те, кто попал в оба списка; ибо настоящим патриотом я сегодня могу назвать лишь того, кому либеральный и тоталитарный дискурс одинаково отвратительны.

Есть, конечно, вероятность, что в списки Гельмана и Нигилиста попадет все население России, а между ними не останется никого. В таком случае проект «Россия» вообще следует закрыть, а территорию поделить между Евросоюзом и Китаем. Но что-то мне подсказывает, что в списках окажется максимум человек 500. Их и надо разослать по историческим родинам. И что-то мне подсказывает, что они даже не будут особенно возражать. Не любят они эту страну, так мне кажется. Как две матери из старой притчи про царя Соломона не любили ребенка, которого им предлагалось поделить путем взаимного перетягивания до полного раздирания пополам.

29 марта 2006 года

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

С ДВУХ СТОРОН

Из книги Русские плюс... автора Аннинский Лев Александрович


МЕЖ ДВУХ ОГНЕЙ

Из книги Крылатые слова автора Максимов Сергей Васильевич


Смешение двух культов

Из книги Мифы и легенды Китая автора Вернер Эдвард

Смешение двух культов Только император мог приносить жертвы Небу и Земле от имени всего народа. Однако это вовсе не означало, что подданные Срединного государства не совершали жертвоприношений. На домашних алтарях тоже стояли таблички в честь Неба и Земли, перед


Игра на двух сценах

Из книги Повседневная жизнь в Венеции во времена Гольдони автора Декруазетт Франсуаза


ПРОЛОГ История двух ферм

Из книги Коллапс автора Даймонд Джаред

ПРОЛОГ История двух ферм Две фермы. — Коллапсы прошлого и настоящего. — Потерянный рай? — Схема из пяти пунктов. — Экология и бизнес. — Сравнительный метод. — План книги. Несколько лет назад я посетил две молочных фермы — Халс и Гардар. Несмотря на тысячи миль


17. Любовь двух сердец

Из книги Рукописный девичий рассказ автора Борисов Сергей Борисович

17. Любовь двух сердец Однажды в 11а пришла новенькая девушка. Весь класс так и оторопел от ее красоты. Она была смуглой, волосы красиво вились, на щеке глаза имели темно-коричневые с черным оттенком цвет, а ресницы были длинные и черные. Девчонки окружили ее в тесный кружок и


4. Повесть о двух мятежах

Из книги Тайна капитана Немо автора Клугер Даниэль Мусеевич

4. Повесть о двух мятежах В 1997 году в апрельском номере американского научно-популярного журнала «Сайентифик Американ» появилась статья филологов Артура Б. Эванса и Рона Миллера, посвященная долгое время не издававшемуся и даже считавшемуся потерянным роману Жюля


Глава десятая. На двух берегах

Из книги Непристойный талант [Исповедь мужчины-порнозвезды] автора Бутлер Джерри

Глава десятая. На двух берегах Вскоре я нашел предлог увильнуть от душащих меня отношений с Камиллой. Дейв Марш из Collector’s Video, увидел меня в порнофильме и предложил сняться в Калифорнии, а как раз в это время, Камилла просила меня перестать сниматься в порно. Чтобы


Эсхил, или театр двух актеров

Из книги Рассказы об античном театре автора Венгловский Станислав Антонович

Эсхил, или театр двух актеров То, что Феспид изобрел – и сельские игры, и хоры, — Все это сделал полней и совершенней Эсхил. Не были тонкой ручною работой стихи его песен, Но, как лесные ручьи, бурно стремились они. Вид изменил он и сцены самой. О, поистине был ты Кем-то из