Вечная ироническая дистанция

Вечная ироническая дистанция

Иное дело, что анекдот — то есть главный способ народной рефлексии, стороннее самоироническое отслеживание, — возникает не только тогда, когда «смешно». В России всегда смешно. У нас такая политическая жизнь, что не надо особо напрягаться для сочинения хорошего анекдота. Надо лишь, чтобы власть при этом соблюдала видимость приличий.

Анекдот, как нож, просовывается в щель между официальной ложью и реальным положением вещей. Он строится чаще всего на осмеянии лицемерия. Вот почему и власть, и народ одинаково любили анекдоты в 70-е годы: это были такие правила игры. Все понимали ситуацию: как в тогдашнем анекдоте — мы делаем вид, что работаем, а вы делаете вид, что платите.

Любой тогдашний анекдот имел в основе именно этот когнитивный диссонанс, растроение, а то и расчетверение личности: видим одно, думаем другое, дома говорим третье, на работе четвертое. И все довольны, поскольку означенная дистанция между официальным мнением и внутренним ощущением как-то связана с русским национальным характером, гуманным и в силу этого не принимающим никакой тотальности.

Мы этой тотальности много навидались и умеем с нею уживаться, чтобы не сойти с ума. Даже у врача вырабатывается профессиональный цинизм — чтобы не терять спокойствия при соприкосновении с чужой болью. Русский профессиональный навык — на жестокость власти и торжество беззакония отвечать юмором, не доверяя стопроцентно никаким новым Грозным. Да, наш народ умеет актуализировать в худшие времена свои худшие черты: начинается доносительство, социальное мщение, злорадство. Но есть и другие черты, лучшие: стойкость и вечная ироническая дистанция.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ОГЛАВЛЕНИЕ ЛИЧНАЯ ДИСТАНЦИЯ

Из книги Наблюдая за китайцами. Скрытые правила поведения автора Маслов Алексей Александрович

ОГЛАВЛЕНИЕ ЛИЧНАЯ ДИСТАНЦИЯ Что за словом?Великий закон мизансценыКратчайшее расстояниеО такте и тактике МОМЕНТ ИСТИНЫ К вопросу о разности потенциаловДьявол и заповеди интервьюераПритча о Моцарте ВСТРЕЧНАЯ Кого отражает зеркалоСовременник в воспоминаниях


Дистанция общения

Из книги Тайны гениев-2, или Волновые пути к музыке автора Казиник Михаил Семенович

Дистанция общения У каждого народа есть своя допустимая дистанция общения – расстояние, на котором обычно стоят собеседники относительно друг друга. Если это дистанция слишком сокращается, если собеседник слишком близко подошел к вам, вы можете испытывать состояние


ВСТРЕЧА ОДИННАДЦАТАЯ. Вечная мечта о Совершенстве

Из книги Сумерки вампиров. Мифы и правда о вампиризме автора Горьковский Павел

ВСТРЕЧА ОДИННАДЦАТАЯ. Вечная мечта о Совершенстве На прошлой встрече я задал вам и себе вопрос о том, почему Шостакович в основе интонаций музыки Зла использует интона­ции музыки Барокко. (Не забудьте прочитать о Барокко в модуляции 19). И я рассчитываю со временем


Почему марафонская дистанция – ровно 26 миль и 385 ярдов?[143]

Из книги Чехия и чехи [О чем молчат путеводители] автора Перепелица Вячеслав

Почему марафонская дистанция – ровно 26 миль и 385 ярдов?[143] Для удобства британской королевской семьи.На первых трех современных Олимпиадах марафонская дистанция составляла примерно 42 км (26 миль) и варьировалась от случая к случаю. В 1908-м Олимпийские игры проводились


Вечная невеста

Из книги Человек. Цивилизация. Общество автора Сорокин Питирим Александрович


Социальное пространство, социальная дистанция, социальная позиция

Из книги С Евангелием в руках автора Чистяков Георгий Петрович

Социальное пространство, социальная дистанция, социальная позиция Геометрическое и социальное пространствоВыражения типа «высшие и низшие классы», «продвижение по социальной лестнице», «Н. Н. успешно продвигается по социальной лестнице», «его социальное положение


«Вечная красота личности»[60]

Из книги Германия без вранья автора Томчин Александр Б.

«Вечная красота личности»[60] «Инок скромный». Так назвал свою статью о митрополите Владимире (Тихоницком), появившуюся на первой полосе газеты «Русская мысль» на другой день после кончины владыки 18 декабря 1959 года, ее главный редактор Сергей Водов. «Молитвенник